Перейти к содержимому


5. По следам Новогодней сказки.


  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 pavel

    свободный писатель

  • Старейшины клуба
  • PipPipPipPipPip
  • 1 247 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Ярославль
  • Интересы:горные лыжи, автотуризм.

Отправлено 21 Август 2008 - 14:58

ПРОБУЖДЕНИЕ.

Белоснежная яхта слегка покачивалась на воде посередине уютной бухты. Высокие скальные отвесы надежно защищали парусник от посторонних глаз и свежего морского бриза. Все замерло в полуденной дреме, и только волны легкими шлепками бились о борт.

Он лежал на разогретой солнцем палубе и смотрел в воду. В лазурной глубине лениво помахивали плавниками разноцветные рыбки, морская звезда в ожидании обеда терпеливо замерла у раковины краба-отшельника.
По деревянному настилу прошелестели босые ноги. Стройная блондинка в бикини принесла два бокала с красным вином. Он перевернулся на спину, взял у нее один бокал, отпил глоток и положил руку на загорелое бедро спутницы.

Но в тот самый момент, когда девушка подалась к нему всем телом и подставила губы для поцелуя, чей-то писклявый голос за спиной пропел в самое ухо: «Павел! А где снег!?»

«Это еще кто?» – чертыхнулся он. – «Никого, кроме этой шоколадной конфетки, мне сейчас не надо!»

Он не стал отвлекаться по мелочам и притянул, отпрянувшую было красавицу, к себе. Широко распахнутые ярко-зеленые глаза приблизились, и он медленно погрузился в их прохладную и бездонную глубину …

На этот раз их прервали самым бесцеремонным образом: чья-то жесткая ладонь легла на его плечо, и чудное видение растаяло, словно дым!

Сознание окончательно возвратило его из небытия, и сердце сжалось от холодной тоски по несбывшемуся: «Клятва на вершине Мусы, Печать гор, оборона крепости и последний аланский караван, - все это лишь красивый сон!?»

«Алена, умоляю тебя, только не сейчас!» - пробормотал Павел и перекатил свою тяжелую голову по гладкому полированному дереву на другую щеку. Затвердевшие хлебные крошки впились в кожу. – «Про снег это к Мардзо, он сегодня Дед Мороз!»

Он осторожно открыл один глаз и увидел в неровном свете свечей знакомые стены «Крокуса» и родные лица ребят. На стене громко тикали ходики.
Неожиданно из часов выскочила серая птичка. Ее свирельное «Ку-ку!» расставило события этой ночи на свои места: «Сегодня 1 января две тысячи седьмого года, и ничего особенного не произошло!»

Посередине кафешного зальчика Марго танцевала с Монстром под аккомпанемент висевшего на груди плеера. Стереонаушники были по-братски поровну разделены между двумя парами ушей. Ребята танцевали медленный танец.
Рядом за столиком Оленька делала Фельду снежный компресс на опухший глаз.

«Эх! Не надо мне было «Сусаб» с «Русским стандартом» мешать! А все Алена: «Павел, ты так и не попробовал «вот это!»

«Уговорила, - попробовал. Бр-р!» – Он громко рыгнул и язвительно закончил свою мысль: «Спасибо, директор, но «этого» я больше не хочу!»

«То ли дело - благородные напитки, они созданы для общения. Помнится, по весне под Черкесском мы с Мишаней полтора литра грушовки в одночасье опрокинули. И под это дело душевно так поговорили. Кстати, а где он?»

Павел повернулся и увидел друга за столиком у камина. Тот отдыхал с комфортом, - лицом в полупустую тарелку. Руки, выглядывающие из рукавов куртки, безвольно свисали до полу.
Русоволосая голова спящего приподнялась вдруг над расхристанным салатом. Майонезная маска на лице разорвалась в районе губ, и хриплый голос что есть мочи проревел: «Саяр, береги-и-и-сь!!!»
Пустые пластмассовые стаканчики бильярдными шарами покатились по столу и звонко затренькали об пол.

«Господи, да он же караваном бредит!», - окатило жаром. - «Выходит, было…»

Оленька сочувственно прокомментировала сцену: «Давно кричит! Все какую-то Амгату вспоминает. Надоело уже, а разбудить не можем - руками размахивает, дьявол! Фельд, вон, попробовал, - больше не хочет!»

«А Андрюша с Димой где?» – спросил Павел со слабой надеждой.

«Ушли до полуночи!» - девушка махнула рукой. – «Ходят где-нибудь. Погода позволяет!»

За окном, куда она показала, стояла непроглядная Домбайская темень.

«А что с электричеством?»

«Никто не знает. Может, просто экономят, а может, опять что-нибудь с кабелем!»

Вдруг поляна за окном полыхнула ослепительными огнями. Казалось, вся сэкономленная за ночь энергия была мгновенно брошена для освещения этого небольшого участка горного склона.
Вибрирующий на высокой ноте звук авиационных двигателей заставил задребезжать оконные стекла, а в воздухе в яростном танце закружились высокие султанчики снежинок.
Было хорошо видно, как по сброшенным с неба веревкам с удивительной ловкостью стали спускаться люди в камуфляже. Достигнув земной поверхности, они тотчас перебрасывали на грудь висевшие за спиной автоматы и разбегались в стороны.

Дверь в кафе с треском распахнулась. Гигантского роста десантник боком протиснулся в дверной проем, наглухо закупорив единственный выход из «Крокуса».

«Всем оставаться на местах!» – спокойно, с легкой улыбкой произнес гигант. – «Прошу не делать резких движений!»


ПРИБЫТИЕ.

Прожектор на шлеме десантника не спешно ощупал все углы кафешки и остановился посередине зала, высветив силуэт одиноко танцующей пары.
И хотя Новогодняя ночь заканчивалась, и все порядком подустали, - ребята держалась достойно. Глаза Марго были закрыты, а на Монстра яркий свет не произвел ровно никакого впечатления. Оба продолжали покачиваться в такт плавной мелодии и о резких движениях явно не помышляли.

«Первый», зачистка закончена», - доложил десантник в радиостанцию. – «Подтверждаю наличие семи человек в кафе «Крокус!»

Тотчас поляна взорвалась непроглядной метелью. Сквозь снежную мглу был виден черный силуэт вертолета, опускающегося на снег.
Не успела взбитая лопастями круговерть утихнуть, как из кабины выпрыгнул летчик и стал налаживать трап. Вот открылась пассажирская дверь, и по трапу вышли несколько людей в лыжных костюмах. Они выстроились в две шеренги и пропустили вперед человека небольшого роста в ярко-красном комбинезоне.
Человек пересек поляну, вошел в «Крокус», плотно закрыл за собой дверь и поздоровался с присутствующими.

Сцена была еще та.
Я бы не побоялся назвать ее: «К нам приехал Президент!»

Нет, паники не было, ведь в кафе собрались люди, в основном, бывалые. Но определенное замешательство имело место. Все замерли там, где их застал приход Первого Лица. В напряженной тишине было слышно лишь негромкое звучание танго из наушников продолжающей свое бесконечное движение пары.

Президент не первый раз снисходил с неба к простым смертным и хорошо знал, как действует на окружающих его внезапное появление. Как существо высшего порядка он, оставаясь человеком разумным, охотно прощал людям их замешательство и давал время на привыкание к его персоне.
«А вы, я смотрю, Новый Год встречаете?» - он понимающе улыбнулся, вразвалочку прошел к дальнему столику, присел и стянул с головы лыжную шапочку. – «Меня в компанию не возьмете?»

«Владимир Владимирович, конечно!» – опомнилась Алена. – «Но газ закончился, а электричество – сами видите. Разогреть не на чем».

«А Вы не волнуйтесь, уважаемая директор клуба!» – Президент снова улыбнулся. – Кавказская кухня мне очень нравится, съем и холодное. А вот то, что электричества нет, конечно, непорядок!»

«А-а-а, откуда вы меня знаете?» – догадалась спросить хозяйка вечера.

«Мне иногда кажется, что я знаком со всеми, причем, давно! Вот этот шеврон», - Президент показал на рукав ее куртки, – «Я впервые увидел почти четверть века назад и …».

«Здесь какая-то ошибка!», - девушка была взволнована и не заметила, как перебила высокопоставленного собеседника, - «Клуб организован буквально на днях и сегодня у нас первое собрание!»

«Видите ли, Алена, мне и самому не все непонятно», - ВВП милостиво простил девушке ее бестактность: «Поэтому я и хотел бы поговорить с Андреем, который именует себя как ПТГ, и его напарником по имени Дмитрий».

«А они еще не вернулись!» – это подал из угла свой голос Фельд. Оленька отняла от его лица снежный компресс, и все увидели огромный, с кулак Мишани, синяк под правым глазом.

Президент принял решение мгновенно, видимо, встреча с ребятами была для него действительно важна.
«Ничего, я подожду», - сказал Он и налил себе в стакан минералки, – «Тем более по некоторым вопросам хотелось бы поговорить со всеми!»
«Вы на форуме обсуждаете отдельные негативные моменты во взаимоотношениях с сотрудниками ДПС», - наметил тему разговора Президент. - «Но гораздо правильнее, на мой взгляд, формировать у читающей публики положительное отношение к милиции!»

«Как Вы себе это представляете?!», - не выдержали все разом и загалдели наперебой: «Подставы на дорогах. Провокации. Вымогательство. До каких пор это будет продолжаться?!!!»

Павел смотрел, как ребята искренне пытались достучаться до Первого лица страны, но увидел перед собой человека, давно привыкшего ездить по специально освобожденным для него дорогам.
ВВП честно старался вникнуть в этот взрыв эмоций, но ухватить суть проблемы у него не получалось.

Всеобщий гвалт вывел из тяжелого анабиоза Мишаню, который встрепенулся и с ходу предложил свое решение проблемы: «Мочить их надо!»
Потом помолчал и, не отрывая головы от стола, мрачно добавил: «В сортире!!!»

Возникла мертвая пауза. Все смотрели на ВВП. Некоторые уже начали подумывать, что зря они так раскричались.
Тишина насторожила пробудившегося правдоруба. Он приподнялся на локтях и открыл глаза. Некоторое время ушло на разглядывание сидящего напротив человека в красном комбинезоне.
Наконец, обращаясь лично к ВВП, Мишаня примирительно прогремел: «Ну, Вы-то меня правильно поняли!» и снова рухнул на стол.

Алена не выдержала и прыснула в кулак. Фельд, как всегда, сдерживаться не пожелал и заливисто заржал. Его громкий смех заставил, наконец, очнуться танцующих. Марго, увидев ВВП, ойкнула и присела на стул. Монстр, неожиданно для окружающих и самого себя, подошел к высокопоставленному гостю и протянул руку.

ВВП привстал, по-мужски крепко ответил на рукопожатие и сделал Монстру предложение, о чем впоследствии сильно пожалел.

«Так это Вы увлекаетесь скоростным спуском?» - обратился он к Монстру. – «А не устроить ли нам по такому случаю соревнование?!»


MONSTRUM VERSUS СESAR.

Монстру не нужно было повторять. Ни слова не говоря, он скинул с плеч пуховик и, оставшись в синих брюках и сером свитере, отправился в дальний угол кафешки и уже через мгновение вернулся с лыжами в руках.

… Для охраны участников мероприятия вдоль столбов канатки расставили вооруженных лыжников, а над склоном Муссы зависли три вертолета.
Лучи мощных прожекторов, ощупывая трассу спуска, запрыгали по склону солнечными зайчиками. На вершине горы на фоне ночного неба отчетливо выделялись фигуры инициатора соревнования и его отчаянного соперника.

По команде охрана одновременно зажгла фальшфейера, и тонкая нить огненным резаком мгновенно рассекла склон Горы на две части.

Старт!

Лыжники посмотрели друг на друга, легкими кивками головы подтвердили свою готовность и одновременно оттолкнулись палками от стартовой площадки. Ледяная крошка, дробясь и перекатываясь под двумя парами лыж, звонко захрустела в морозном воздухе.

«Жесть!» - машинально отметил ВВП. Приноравливаясь к ночному склону, он медленно перевалил излом небольшого отвесного обрыва и соскользнул вниз.

Монстр проследил, как красный комбинезон доехал до четырнадцатой опоры, понял, что давать бОльшую фору будет с его стороны неосмотрительно, и, не мешкая, отправился вслед за убегающей тенью соперника.

К опоре под номером «10» оба лыжника подъехали почти одновременно. В этот момент густой туман огромной шапкой упал на склон прямо перед их лыжами.

Бескомпромиссная борьба не предполагала каких-либо виражей и, тем более, остановок. Со всего маху лыжники врезались в клубящиеся сполохи иссиня-молочных завитков, но туманная пелена, словно натянутая поперек трассы гигантская резина, мягко остановила их движение.
Оба завязли в тумане так плотно, что не могли пошевелись ни рукой, ни ногой. Казалось, пространство и время остановились одновременно.

Сколько потом ни вспоминали непосредственные участники о последовавших за этим событиях, их отрывочные показания отличались разительным образом.

… В неровном свете клубящегося тумана прямо перед собой Монстр увидел спину человека с огромным бордом через плечо. Человек обернулся, сделал приветственный знак рукой, стащил с головы сильно поношенный шлем, и перед удивленным юношей предстал обглоданный столетними дождями череп.

«Призрак!» - узнал своего старого знакомого лыжник.

Нижняя челюсть мертвеца приоткрылась в нечеловеческой ухмылке, а в пустых глазницах появилось ясно читаемое удовлетворение от встречи, словно то, чего этот дух желал многие годы, наконец, свершилось, и он благодарен Монстру за это …


ВСТРЕЧА.

… Радиоэфир хранил молчание. ВВП переключился на аварийную частоту, но и там была тишина. А туман тем временем продолжал обволакивать со всех сторон, пока не сковал любое его телодвижение намертво.
По спине потекла предательская струйка холодного пота, но ВВП взял себя в руки. Совсем как в далеком детстве, когда он учился съезжать с высоченной горы на первых в своей жизни лыжках. Сейчас мало кто такие помнит: были эти лыжки с ременной петлей под валенок и веревочными вязками.
На разлете скорости страх и восторг перемешивались в ребячьей душе так плотно, что невозможно было отделить одно от другого. Именно тогда он крепко усвоил, как важно в нужный момент устоять на ногах, даже если от тебя уже ничего не зависит.

… Президент ждал. Наконец, иссиня-молочные завитки пришли в движение. Вскоре в радиусе нескольких метров вокруг него образовалась кристально чистая пустота с ясно видимой стеной спрессованного водяного пара по краям. Где-то глубоко за границей видимости возникло темное пятно, которое, медленно приближаясь к свету, постепенно обретало черты человеческого силуэта.
Вот из спрессованного тумана показалась часть туловища, затем голова, и стало возможно, наконец, разглядеть незнакомца, который, не останавливаясь, продолжал двигаться прямо на лыжника.

«Высокого роста, широк в плечах, одежда старомодна и изношена, в руках обшарпанный шлем, за плечами черный борд», - машинально отмечал приметы пришельца ВВП. Человек показался ему знакомым, - где-то встречались раньше.
Времени на опознание не хватило, - лицо стало меняться, и через некоторое время перед президентом стоял уже другой, тоже некогда знакомый человек. Но вновь, как только узнавание должно было вот-вот состояться, черты лица встречного приходили в неуловимое движение. И так повторялось несколько раз.

Незнакомец, наконец, приблизился на расстоянии вытянутой руки. Его лицо завершило чудесные метаморфозы, и на ВВП пустыми провалами глазниц уставился ощерившийся в смертельной улыбке череп мертвеца.

ВВП предположил, что мертвым по какой-то причине смешно смотреть на живых людей, и усмехнулся. Улыбочка получилась невеселая, и он это он тоже отметил.

Собственные мысли тотчас закончились. Из глубин памяти против воли стали возникать давние события, вспоминать которые было стыдно. Он попытался отбросить их и сосредоточиться на нестандартной ситуации, но чуждый разум легко сломал преграду и продолжил копание в сером веществе лыжника. Выходило так, что дух интересовался только черными сторонами личности.

«Вот тебе, бабушка, и Судный день?!» - заполнило душу запоздалое раскаяние. Дыхание перехватило, по щекам потекли слезы.

Стоит, однако, отметить, что плакал этот человек редко и уже давно забыл, когда делал это последний раз.

«Ego te intus et in cute novi!» («Знаю тебя и под кожей и снаружи» лат.) – отчетливо пророкотал в голове ВВП бесстрастный голос.

Сомнений не оставалось: встреча была не случайной. Чувства напряглись в ожидании, а мозг, существуя отдельно от тела, привычно просчитывал ситуацию в нескольких направлениях. Вскоре, убедившись, что все мыслимые направления логично заканчиваются глухими тупиками, серое вещество выдало на осмысление совершенно бесполезную на первый взгляд формулировку: «Мертвый язык» - для мертвых!»
Мысль развеселила ВВП, и это странным образом помогло сосредоточиться на последнем, он уже был уверен, в его жизни событии.
«Ты пришел за моей жизнью?» - одеревенелыми губами произнес ВВП на языке призрака, увидел себя со стороны и поразился мертвенной бледности своего лица.

Призрак неожиданно разразился оглушительным смехом.
Отсмеявшись, он поднял вверх руку и щелкнул костяшками фаланг пальцев. Повинуясь его воле, из-за туманной границы в череп ударила молния и, отразившись от полированной кости, вошла в землю рядом с носками лыж человека.

«Жизнь честных свободна от страха!» - мрачно пояснил дух и указал на оплавившиеся камни: «Вот место, где смерть помогает жизни!».

«Разве мне уже нужна помощь?» - наконец, овладел собой лыжник.

«Те, к кому ты приехал, остались в прошлом. Впустить их?!»

В воздухе в метре над землей возник средних размеров шар. Раздалось легкое жужжание, и шар засветился. На его поверхности, как на экране, появились силуэты двух путников. Отвернувшись от встречного ветра, они шли по каменной осыпи. У одного за спиной висел старинный меч с причудливым вензелем на рукоятке.

Несмотря на то, что ВВП видел их последний раз 24 года назад, он узнал обоих мгновенно и утвердительно кивнул призраку головой.
Шар потух и растворился в воздухе.

«Дело сделано!», - удовлетворенно пророкотал голос. - «А теперь слушай: высшее право часто есть высшее зло. Мед на языке, на словах – молоко, желчь в сердце, на деле обман! ...»

«Дожил. Скелеты поучают», - с горечью подумал ВВП, - «Все, хватит с меня. Доработаю этот год и уйду. К чертям собачьим!»

«… У взрослого вола учится пахать подрастающий; потомки учатся у предков» - продолжал дух ...

«Что еще скажешь?!» - дерзко перебил ВВП.

«Разумному достаточно!» – проворчал призрак, бросил на снег свой борд, прыжком встал на него, нахлобучил шлем и сгинул в бездну …


ИЗБАВЛЕНИЕ.

… Двое спускались по каменной осыпи, отворачиваясь от секущих лицо снежных зарядов. Шли долго, но на пути уставших людей ни пещерки какой-нибудь, самой что ни на есть мелконькой, ни другого подходящего для ночлега места не находилось. Морозный ветер беспощадно выдувал из-под обветшавшей одежды последнее человеческое тепло.
Наконец осыпь закончилась, и впереди, на сколько хватало глаз, перед людьми раскинулось огромное плато. Сквозь разрывы облаков на ровную снежную поверхность изредка прорывался мертвенный свет ночного светила.

Один из путников снял со спины длинный продолговатый предмет, бережно развернул холст, и в его руках оказался меч с замысловатым вензелем на рукоятке. Обоюдоострая сталь описала в воздухе несколько быстрых кругов и опустилась на снег. Острым концом своего оружия человек провел несколько прямых линий и принялся нарезать из твердого наста крупные кирпичи. Напарник принимал строительный материал и укладывал его по кругу в наклонную стену, которая образовала в итоге купол по типу эскимосской иглу.

«На века!» - оценил плод совместной трудовой деятельности один из путников, проведя рукой по шершавой стене.

«Фамильный склеп!» - в тон ему подтвердил второй. - «Осталось снаружи написать: «Здесь покоятся с миром рабы божьи …»

«Не сглазь!» - устало перебил его первый. Он незаметно трижды плюнул на стену, замуровал оставшимися «кирпичами» вход и расстелил на «полу» толстую циновку.
Поскольку проблем для обсуждения больше не нашлось, оба немедленно легли и тотчас провалились в забытье.

… Одного мучили видения. Ноги глубоко вязли в осыпающемся мелкими камнями склоне, и от этого спуск казался бесконечным. Его товарищ неловко оступился и покатился вместе с внезапно обрушившимся камнем вниз, пытаясь зацепиться руками за что-нибудь. Метров через тридцать он ударился об острый выступ скалы и неподвижно застыл на боку, поджав колени к груди.
Осыпь, продолжая движение вслед за человеком, оставила на поверхности только голову и одну руку.

Когда первый спустился вниз, его напарник лишь тихонько стонал и на вопросы не отвечал. Раскопки продолжались долго, но пострадавший в сознание так и не пришел. Тщательный осмотр видимых переломов на теле не обнаружил. Сильно кровоточила глубокая рана на запястье, но кровь вскоре удалось остановить …

… Второй спал без сновидений. Через некоторое время он вдруг очнулся, словно кто-то в бок толкнул.

«Ва-а-ау!» - завывала на высокой ноте буря.

«Что там сейчас, ночь или уже день?» - лениво потекли мысли в голове. – «Да не все ли теперь равно? Спать, только спать! Боже, как холодно!»

Поправляя сползшее одеяло, он неловко задел напарника и удивился: локоть ударился во что-то твердое. Негнущимися пальцами он зажег спичку и увидел ставшее за время бесконечных скитаний родным лицо, на котором безнаказанно лежали осыпавшиеся с потолка снежинки.
Широко открытые глаза, не мигая, смотрели вверх, на лице застыла улыбка.
Спичка потухла и воцарилась тьма.

Он сам уже давно не чувствовал своих ног и теперь ясно понимал, чем закончится эта ночь. Страха не было. Он лег и крепко обнял окоченевшее тело друга, словно хотел поделиться с ним последними остатками собственной жизни.

Наконец, настало время, когда все его тело потеряло уже всякую чувствительность. Но вскоре ему стало казаться, как от ног вверх медленными волнами поднимается тепло. Он знал, что так всегда бывает перед тем, как окончательно замерзнуть.
Вот согрелся живот, грудь, шея и, наконец, пальцы на руках. Стало жарко, словно он лежал на пляже под горячим Абхазским солнцем. Ничего больше не хотелось.
Он улыбнулся и спокойно закрыл глаза.


«Ва-а-а-у-ау!» - дикой кошкой вопила снаружи разыгравшаяся непогода и ледяными когтями царапала отделявшую ее от человеческих тел перегородку.

Внезапно все звуки прекратились. В звенящей могильной тишине знакомый низкий голос удовлетворенно пророкотал: «Дело сделано!!!»

К утру ровная снежная гладь застелила горное плато наново. Ни холмика, ни бугорка, ни другого какого-нибудь намека, а лишь искрящийся на солнце ослепительной белизны высокогорный снег.
«Здесь покоятся с миром рабы божьи …»

… А где-то в глубинах времени, затерянные среди заснеженных горных отрогов, двое измученных путников упрямо продолжали свое бесконечное движение. Каменная осыпь, готовая от любой неловкости придти в движение, коварно дожидалась своего часа. Сильный ветер сек обветренные лица в кровь.
Ночь нехотя расступалась, пропуская людей на один шаг, и тотчас смыкалась за ними плотным занавесом.
Смерть дышала в спину, но впереди приветливо махала рукой Вечность.

ИСХОД.

Одновременно с Призраком исчез и туман. Наблюдавшие за гонкой люди из службы охраны увидели лишь, как оба лыжника одновременно нырнули в лежащее на снегу небольшое туманное облачко и тотчас благополучно вылетели из него с другой стороны. Облачко, как облачко, ничего особенного. Такие на высоте 2800 метров над уровнем моря встречаются часто.

…В районе правого траверса столпился народ. Ночное небо озарилось тремя вспышками красного цвета. Сигнал был понятен: продолжать гонку дальше нельзя.
Монстр остановился, не доезжая до толпы. ВВП подъехал через минуту, затормозил и, шумно дыша, произнес: «Хорошо катаетесь, с меня приз!»

А в толпе тем временем происходили удивительные события. Круг людей то сужался в точку, то вдруг раздавался в стороны, оставляя посередине образовавшегося кольца две человеческие фигуры. Галдеж был еще тот, как на базаре. На фоне общего гула выделялся голос, который был отлично знаком Монстру и принадлежал известному в Домбае возмутителю спокойствия.

ВВП посмотрел на Монстра, и оба, не сговариваясь, медленно заскользили вниз. Когда они подъехали ближе, то перед их глазами предстала картина назревающей схватки. Разошедшийся уже не на шутку Андрей отмахивался мечом от наседавших на него людей. Закрывая спину друга, изготовился к схватке Дмитрий.

«А ну, не лапай антикварную вещь!! Где разрешение на досмотр!?» - орал во всю глотку на автоматчиков Андрей. – «На Муссе свободная от досмотров зона!»

«Какая статья?! А-а, так эта железка – холодное оружие?!» - продолжал отбиваться он от протянутых рук. – «Где взял, где взял!? Вам-то какое дело? Нашел!!! Вон там валялась, на снегу. Чего зря валяться?! Еще обрежется кто-нибудь. Дай, думаю, снесу в милицию!?»

«Ах, вы из охраны Президента?! Значит, вам все можно?! А извольте тогда ответить, милостивые государи!» - перешел на высокопарный слог Андрей. – «Президента чего? Фонда, компании или Клуба Веселых и Находчивых?!»

«Ах, Страны?!!»
А можно узнать, как зовут этого уважаемого человека?! Да не сошел я с ума. Просто здесь в горах очень все сложно: там за хребтом Президент один, вон в той стороне – уже другой, а здесь, стало быть,» - Андрей стал загибать пальцы на руке, - «Получается, - третий будет! Я-то хорошо ориентируюсь на здешней местности, а вот вас вижу впервые. Может, вы из-за границы?! А здесь случайно оказались, скажем, заблудились?!»

«Пу-утин!?» - нараспев повторил бузотер и замолк. Но замешательство его длилось недолго. Недоверчивый странник отреагировал мгновенно: «Хватит вешать мне лапшу на уши. Чего ЕМУ здесь делать, это вам не Красная поляна! И не мешайте нам отдыхать!»

Обстановка накалилась до крайности. Напарник Андрея достал из-за спины похожую на копье палку с металлическим наконечником и уже выписывал им быстрые круги перед лицами идущих на него людей.
«Я требую соблюдать права человека!» - продолжал борьбу за свою свободу Андрей и рукояткой меча толкнул одного из охранников в грудь. - «Спецслужбы не должны совать свой нос в гражданское общество!»

Увидев ВВП, от толпы отделился начальник службы и хотел, было, доложить обстановку, но Президент остановил его поднятой рукой и врезался в окружавшее задержанных людей кольцо охранников.

«О чьих правах это Вы здесь говорите?» - задал негромким голосом свой коронный вопрос ВВП. - «Их имена? Явки? Фамилии?»

Андрей тотчас опустил свой меч вниз, а Дмитрий, повернув голову в сторону подошедшего человека, краем глаза продолжать контролировать каждое движение противника. Осмыслив и прочувствовав невероятную грандиозность события, оба в один голос заорали: «Вольдема-а-р!!!»





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных